Почему миф, что язык можно выучить «как дети» продается, и почему он разрушается как только продажа состоялась.

EnglishDom Инглекс

Вот такое супер предложение прислал мне LinguaLeo. Вспомни, говорит, как ты учился говорить. Сам вспомни, кошка бешенная!

Воспоминания доречевого периода не существуют в принципе как раз потому, что речь как инструмент систематизации жизненного опыта еще не сложилась. Когда речь складывается, тогда и воспоминания образуются. Поэтому ни у кого нет воспоминаний, относящихся к доречевому периоду жизни. Ученые проверяли — нет, и все, хоть головой бейся. Так же нет и воспоминаний о времени, когда они учились говорить на родном языке. Есть речь — есть воспоминания, нет речи — нет воспоминаний.

Вместо них есть воссозданная по рассказам «свидетелей» картина реальности. Ученые как-то исследовали воспоминания глубокого детства, и что оказалось? Самих воспоминаний там с гулькин нос, а остальное — рассказы родственников.

И все равно куча онлайн ресурсов для «изучения» языка привлекают клиентов тем, что обещают

результат, если ученик будет «просто смотреть», «просто слушать», «просто повторять», «как в детстве», «как и сами носители учат», при этом подчеркивается, что там «80% — 90% — 100% практики» и никакой скучной теории. LL — один из них.

Но ведь там не ученые сидят, а маркетологи, они не наукой руководствуются, а мифами, вернее, применяют свое знание архетипического мифологического сознания потребителя. Мифы создают, тиражируют и продают по всем канонам мифологического маркетинга. Давайте посмотрим, в чем подвох.

О том, почему сама идея «выучить язык как дети» — иллюзия, я рассказал здесь, но идее мало быть просто неправдой, чтобы ее продать: она должна быть неправдой мифологической.

Чем обычная неправда отличается от неправды мифологической ?

Просто неправда, или ложь это когда ты искажаешь истину, чтобы приобрести какую-то практическую пользу в ущерб пользе или комфорту другого человека. Обман, мошенничество, лохотроны всякие это просто: есть злодей, и есть жертва. Жертва хочет истины, злодей хочет ее скрыть. Для жертвы правда — хорошо: зная правду, она не станет жертвой; для злодея правда — плохо: он не получит выгоду.

Мифологическая неправда другая — это когда до поры до времени все соглашаются верить в какую-то одну неправду, потому что так удобно, приятно и комфортно. А потом они забывают, что это неправда, и верят уже всерьез. Не все, конечно, верят. Политологи и маркетологи знают, что это неправда, но на каждом углу об этом не кричат.

Например, есть мифологическая неправда о том, что детство это золотая пора человека, детство — время неиспорченности и невинности, детство — время,

 когда человек прекрасен, и мир прекрасен, и трава зеленее, и небо голубее. В общих чертах это миф о том, что «раньше было лучше». Райский сад — в прошлом, Золотой век и Атлантида в прошлом, а путь к детству это «возвращение к истокам», а истоки это всегда чистота, красота и благодать. И многие соглашаются в это верить, хоть это и вымысел, который закрепился в современной официальной американской, европейской и отчасти нашей культуре. Закрепился в том числе усилиями маркетологов середины-конца 19 века, как это показано в работах, посвященных истории детства и игрушек. Присущая человечеству тоска по раю нашла выход в «ангелизации» детства. Подробнее об этом можно почитать у авторов, которые пишут об архетипах Юнга и у тех, кто пишет о применении его архетипов в маркетинге например.

Это всего лишь одна из мифических неправд, которые существуют наряду с другими, часто взаимоисключающими неправдами. Они образуют интересный узор, как пазл. Так как мы живем в определенной культуре, и являемся социальными существами, большинству из нас нужно ассоциировать себя с чем-то и с кем-то, найти свою идентичность, создать и прочувствовать образ, который будет вписываться в какую-то плашку общего пазла. Иначе как нам жить с людьми?

И мы выбираем. Что именно мы выбираем, зависит от того, где мы жили, что нам читали, что нам говорили, от нашего жизненного опыта и темперамента. Даже от того, какими болезнями мы болели, и когда. Тем не менее, так как выбор элементов пазла ограничен, а выбрать нужно, на каждый из них приходится по несколько сотен миллионов людей.

Соответственно, несколько сотен миллионов людей верят в то, что дети чисты и непорочны, мир детства это мир свободы и радости, домик в деревне, бабушкино лукошко и прочие розовые сопли. 

В мифологическом, архетипическом подходе в маркетинге такой тип потребителя называется «простодушный» (в оригинале — innocent, то есть невинный, неиспорченный). Для таких людей любое маркетинговое обещание «вернуться в рай», где волшебник прилетает на вертолете и бесплатно показывает кино с эскимо — бальзам на душу, израненную острыми камнями жизни. «Как дети» — это заклинание для них слаще пепси в стеклянной бутылке на новогоднем столе у дедушки с бабушкой.

И маркетологи обещают.

Маркетологи — вот настоящие ловцы человеков, а не какой-то там Петр с Андреем. Они знают, что надо рассказать человеку, чтобы он купил товар или услугу. Тем более, что они не врут (хотя с точки зрения и науки, и преподавательской практики, конечно, врут), они повторяют миф о «потерянном рае» и обещают возвращение в него. И им верят те, кто в душе страдает от своей взрослой жизни, от необходимости думать, планировать, понимать; тот, кто страдает от неизбежности ошибок, от неизбежной болезненности опыта и дискомфорта осознанности. Куда приятнее домик в деревне, а еще лучше — ползунки с памперсом
Много ли таких людей? Много. Безумно и отчаянно много. Только на LL – 16 миллионов подписчиков. Так они сами говорят. Приносит ли это деньги? Сложно сказать. В 2017 году ЛЛ впервые с запуска в 2010 году показал чистую прибыль, и при этом мы не знаем, как они ее считали, и за счет чего она появилась — за счет чисто маркетинговых ходов типа новой стратегии продаж, рекламной кампании, или вдруг все 16 миллионов пользователей резко вернулись на свои «золотые аккаунты», внесли очередную оплату и принялись «учить как дети», потому что почувствовали силу методики. Источник — http://www.edutainme.ru/post/lingualeo-pokazal-pribyl/ Правда в том, что в среднем, всего 4% зарегистрированных пользователей проявляют повторную активность и на самом деле пытаются что-то выжать из этого ресурса (данные из википедии)./su_column]

Почему так?

А потому, что миф — он и есть миф. Как только спадают сладкие чары «обретенного рая», в который тебя пустили вроде как бесплатно, оказывается, что «как дети» не работает. Если ты хочешь «как ребенок», то у тебя не получается изучить язык, сказка не работает, но за участие в этой постановке с тебя требуют реальные деньги. Отдашь? Нет! Вот и висят миллионы мертвых аккаунтов — воспитатели детских садов, водители троллейбусов, студенты, я даже знаю одного владельца адвокатской конторы, который удивленно спрашивал меня, почему не работает их система. Правда он и со мной не сработался — думал, что я ему все в голову положу как волшебник на вертолете. Бывает…

Что интересно, поддерживать миф о детском рае просто, когда речь идет о простой покупке типа лимонада, но очень тяжело, когда нужно прилагать усилия длительное время. Здесь авторы сказки и сами сбиваются. Посмотрите на их объявление — сначала грамматика без правил, потом упражнения на каждое правило — где же правда? Будет мне рай или нет?

Правда в том, что рай уже здесь. Мы взрослые люди, у нас есть мозг, который позволил нам как-то выжить в достаточно трудном мире и даже создавать какие-то материальные или другие ценности, за которые нам платят деньги. У нас есть сила воли, которая поднимает нас с утра на работу, или гулять с собакой, или ведет в субботу с детьми в цирк, или с женой в парфюмерный отдел. У нас есть все, чтобы научиться всему, что нам нужно, и сделать это без всяких мифов — по-взрослому.

Интереса ради, погуглите историю Denis’ School – с начала до ее развала на Denis’ School и Runov School. Там интересно.

Инглекс EnglishDom

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *